fbpx

Два десятилетия войн с Московией в XVI веке: Крым в войне за Казань и Астрахань

(Специально для проекта Радио Свобода «Крым.Реалии»)

2 октября исполнилось 470 лет со дня взятия Иваном Грозным Казани и окончательного падения Казанского ханства. С этой даты многие исследователи начинают отсчет существования России как империи, хотя и за столетие до этого московский империализм был скорее правилом, чем исключением. Как бы то ни было, покорение 1552 года Казани, а в 1556 – Астрахани сделало Московию обладательницей всего Поволжья и важнейшей претенденткой на наследство Золотой Орды. Но это привело к ряду крымско-российских войн, растянувшихся на два десятилетия. Чуть не закончившиеся падением самой Москвы войн.

На протяжении более чем столетия – с середины XV до середины XVI века – траектория казанско-московских отношений напоминала маятник. В одно время московским правителям удавалось силой посадить на татарский престол лояльных ханов, а в другие одерживала верх антимосковская партия – но в любом случае на оба государства ждала война. С 1521 года на казанском троне неоднократно оказывались представители дома Гераев, и их связь с Крымом представляла собой огромную опасность для Московии. В последний раз это произошло в 1546 году — ханом в третий раз стал враждебный и воинственный Сафа Герай. Возможно, такое положение дел сохранялось бы и дальше, но в 1547 полноправным московским правителем стал Иоанн IV, впоследствии назван Грозным. Молодой царь стремился к укреплению и внешних позиций своей страны, и власти внутри нее, и окончательное уничтожение Казанского ханства наилучшим образом позволяло выполнить обе задачи. В общем, Иван провел три похода на Казань, но ни первый (зима 1547/1548), ни второй (осень 1549 – весна 1550 г.) не принесли успеха. Когда он начал третий поход в июне 1552 года, ему пришлось столкнуться с еще одним противником, конфликт с которым определил историю Московии на следующие 20 лет – крымским ханом Девлетом Гераем. Девлет стал ханом. Но ни времени, ни желания почивать на лаврах у него не было

Девлет из дома Гераев, первый с этим именем, был одновременно правнуком основателя ханства Хаджи Герая и двоюродным братом по матери самого Сулеймана Великолепного. Два года он провел в должности калги в Крыму, затем оказался в тюрьме, а после – при дворе султана. В 1551 году, совершив при поддержке янычар дворцовый переворот, Девлет стал ханом. Но ни времени, ни желания почивать на лаврах у него не было. Иван IV уже в следующем году выступил на Казань, и Крым должен был во что бы то ни стало помешать ему. ico ico-fullscreen Будущий крымский хан Девлет I Герай (крайний слева) на приеме у султана Баязида

В апреле 1552 года начались московские приготовления к войне – примерно половина всех сил была предназначена для похода на Казань и постепенно сосредотачивалась на восточных рубежах. Но ненамного меньшие силы разворачивались и на юге – вдоль берега Оки и в выдвинутых далеко в степь городах. Иван IV и его советники ясно понимали, что новый крымский хан, уже известный своей суровой натурой, попытается сорвать поход.

План хана был прост – дать пройти Ивану на Казань, а затем, избегая столкновения с главными силами врага. , ударить прямо в лишенную защиты Москву

Девлет действительно готовился к войне – отправил послов в Ногайскую Орду и Хаджи-Тарханское (Астраханское) ханство с предложением союза и совместного выступления против Москвы. Но ногаец Юсуф-бей, чьи родственники находились в заложниках у Ивана IV, прямо отказал крымцу, а хаджарханец Ямгурчи слишком долго тянул с ответом. В результате хану пришлось действовать самостоятельно. План его был прост – дать пройти Ивану на Казань, а затем, избегая столкновения с главными силами врага, ударить прямо в лишенную защиты Москву. В случае успеха Девлет получал богатую добычу и оттаскивал московские войска от Казани.

Урегулирована была и ситуация на «западном фронте». Свой первый заграничный поход новый хан начал в сентябре 1551 против Литвы – взял и сжег город Брацлав. Затем был обмен рядом посольств, и в мае 1552 г. Девлет выпустил грамоту, в которой традиционно повторял пожалование Литве украинских земель, обещал вернуть захваченные Московией города, сохранять межгосударственный мир (но держать казаков в ежовых рукавицах) и безопасность торговли в обмен на ежегодные поминки. Его условия были приняты. Первый Московский царь Иван IV Грозный (1530-1584). Парсуна конца XVI-начала XVII века, так называемый «Копенгагенский портрет»; Ивана Грозного

Ханские войска, усиленные янычарским отрядом и корпусом османской артиллерии (18 орудий), выступили в конце мая 1552 года. Точная их численность неизвестна, оценки колеблются от 30 до 60 тысяч человек – большая сила по любым меркам. Но план Девлета дал сбой уже в самом начале – как позже выяснилось, Иван IV еще не выступил из Москвы. 16 июня его двор отправился в Коломну, где царя уже ждали новости о переправе крымцев через Северский Донец. В результате московские силы (15-16 тысяч всадников без учета пехоты) остались дома, прикрывая путь на столицу.

Оказавшись в это время под Рязанью, Девлет узнал о реальном положении вещей. Идти напрямую из-за укрепления подготовленного врага в его планы не входило, и он решил вернуться в Крым. Однако приближенные уговорили хана не возвращаться с пустыми руками, а взять по дороге хотя бы Тулу, отстоящую от основных царских сил.


Источник