fbpx

Мигранты рассказали, пугает ли их депортация из России


Льготный период оформления всех необходимых бумаг был изначально связан с пандемией коронавируса — не работали присутственные места, в том числе и приемные миграционные службы. А стало быть, у многих вполне благонамеренных гостей России возникли проблемы с оформлением документов в срок. Сейчас пандемия, увы, продолжается, но государственные органы работают в полном объеме. Настолько, что даже создают, как миграционный центр Московской области в Путилково, неудобства для местных жителей. Так что «амнистию» решили не продлять — кто не успел, тот опоздал.

Тем не менее многие сотни тысяч иностранцев остаются в России нелегально, без какого-либо оформления бумаг. Как это им удается и почему они не поспешили «выйти из сумрака» — рассказали корреспонденту «МК» представители диаспор.

Выходец из Узбекистана: все решают деньги

— У меня примерно половина знакомых-земляков в Москве легально оформлена, другие нелегалы, — говорит 23-летний Изат Алимжанов, мастер-плиточник, работающий в России уже пять лет. — У нас, кто делает ремонт в квартирах, один-два человека на бригаду легальные, остальные могут быть без документов.

Бывает разное: у кого-то уже штрафы есть в России и он не может въезжать официально, кто-то просто не хочет покупать патент и стоять в очереди. Я два года работал нелегально, в 2020 году оформил бумаги.

По словам Изата, нелегалы почти всех профессий не имеют проблем с жильем: отделочники живут на объектах, которых у каждой бригады параллельно по два-три, строители — в бытовках. Самым «легализованным» отрядом мигрантов-узбеков оказались водители: им для работы в такси и на общественном транспорте необходимы дополнительные документы и регистрация в агрегаторах, так что без легального статуса здесь сложно.

— Если ты не водитель, то тебе так и так платить деньги, — говорит собеседник «МК». — Или патент платишь, или полиции, когда она проверяет. Депортация для тех, кто совершил что-то серьезное. Остальные просто дают деньги. Но за целый год можешь ни разу полиции не попасться, тогда ничего не платишь. А выехать на родину, когда отменят ковид, легко: есть автобусы, которые берут без документов и едут мимо таможни.

Представитель Киргизии: все уже легализовались

Кыргызстан — так получилось — сейчас оказался самой тесно связанной с Россией страной из тех, которые дают массовый поток трудовых мигрантов. В стране русский язык по-прежнему в ходу как второй государственный, действует взаимное признание водительских удостоверений и ряда других документов. Киргизия входит в ЕАЭС. Поэтому легализация в России мигрантов из этой страны проходит намного легче, чем из соседних государств Средней Азии.

— Все кыргызстанцы, кого я знаю, уже легализовались, оформили документы, – говорит Алмазбек, водитель московского такси. — Самое неприятное — это Сахарово, там можно провести много дней, пока очередь подойдет. Но РВП дают всем, кто без «косяков» с законом. Просто надо знать, кому позвонить до того, как поедешь в Сахарово.


Патент гражданам республики в России не нужен — если есть работа, этого достаточно для легального нахождения в стране. Единственная проблема — если с работы увольняют, нужно в течение месяца найти новую, иначе придется выехать.

— Но сейчас без работы никто не остается, люди очень нужны, — рассказывает Алмазбек. — Знакомые, работающие на автобусе, говорят, что им повышают зарплаты и очень уважительно относятся — только чтобы не уходили. Поэтому никаких проблем, все «в белую». Разве что есть те, кто что-то нарушил, те, может быть, и нелегально живут тут — но я таких людей не знаю.

Уроженец Таджикистана: умма защищает

Тем, кто приехал в Москву из Таджикистана, приходится труднее: в тесный союз с Россией эта страна не входит, стало быть, мигрантам оттуда нужен патент на трудовую деятельность. Хотя рабочие руки действительно нарасхват, бывает, что некоторым удобнее работать нелегально, рассказал «МК» Мурод Акбаралиев, работающий на оптовом продовольственном рынке в Москве. Торговля и логистика — сферы, где таких людей довольно много.

— Многие живут прямо на комплексе, — признается собеседник «МК». — Имя, документы никто не спрашивает, кроме полицейских. А полиция не может всех проверить, комплекс очень большой. Наверное, сотни людей тут живут, работают и никогда не выходят в город. Зачем им документы? Я держу точку в Москве, поэтому у меня есть разрешение на временное пребывание. Но у меня много знакомых, кто вообще ничего не оформляет.

Приехать в столицу России без документов до ковидных ограничений было легко — границы бывших республик СССР в Средней Азии были почти прозрачны, было много нелегальных погранпереходов, рассказал бизнесмен. Там, где проходит неучтенная фура с товаром, проедет и лишний человек. Сейчас все стало гораздо сложнее, но все среднеазиатские диаспоры надеются, что коронавирусные ограничения скоро отменят. На самолете попасть в Россию было тоже легко — для прибытия визы не нужны, а оформить свое пребывание можно и позже. Но многие, особенно те, кто слабо владеет русским языком, выбирали просто договориться о работе среди своих — и не показываться во внешнем мире.

— Я родился и жил в Душанбе, у меня высшее образование, я математик, — говорит Акбаралиев. — И я еще советский человек, поэтому я понимаю, что и как в Москве устроено. А молодые ребята с гор — они Москву не понимают, им легче здесь, на комплексе просто жить год, два. И смысла стоять в Сахарово, легализовываться им просто нет. Потому что никто и никогда их не найдет и не депортирует. В милиции просто нет столько людей, чтобы проверить все углы и фуры.

Источник